И все–таки мы родственники?!

22.05.2012

Однако есть версия, что на самом деле человек вышел из воды. Конечно, большинство ученых считает, что человечество родилось на жарких просторах африканской саванны. Там оно начало ходить прямо, взяло в руки орудия труда и отрастило большие мозги. Хотя есть среди палеоантропологов и не верящие в эту аксиому. Профессор Филип Тобайас из Йоханнесбурга заявил: «Выбросьте в окно эту гипотезу с саванной». Потому что человек родом из воды.

Были и раньше еретики, посягавшие на теорию эволюции человека. Чуть больше сорока лет назад Алистер Харди, выдающийся английский биолог и океанограф, выдвинул идею, что какой-то ветви примитивных обезьян под влиянием конкуренции пришлось уйти из леса и искать пропитание на морском берегу. Физические отличия человека от остальных приматов объясняются тем, что наши предки наполовину жили в воде, а наполовину на суше.

Переходом в водную среду можно объяснить нашу способность к плаванию и то, что даже новорожденные умеют плавать. Вода научила наших предков держать голову прямо, что помогло освоить ходьбу на двух ногах. А в руки брать различные инструменты. Например, камни с морского берега, чтобы расколоть с их помощью раковину съедобного моллюска. Точно так, как это делают сегодня морские выдры. Еще Харди отметил, что мы единственные «голые» приматы, а потеря волосяного покрова характерна для морских млекопитающих. Объединяет человека с китообразными и отличает от других приматов слой подкожного жира.

«Водная теория» не вызвала тогда ничего, кроме насмешек антропологов. Поэтому Харди потихоньку забросил эту идею, но ее подобрала Элейн Морган, драматург из южного Уэльса. Она сравнила анатомию, биохимию и физиологию современного человека и других животных. И обнаружила, что человек — самый «жирный» примат, у него в 10 раз больше жировых клеток, чем у земных млекопитающих таких размеров. Только человеческие дети и детеныши китообразных рождаются, покрытые жиром. Слой подкожного жира закладывается в последние месяцы развития плода и становится еще толще в первые месяцы жизни. Он сохраняет тепло и способствует плавучести. И крепится, в отличие от подкожного жира большинства млекопитающих, прямо к коже — как у дельфинов, тюленей и гиппопотамов.

Морган доказала, что и речь человека развилась именно в результате жизни в воде. Среди животных, живущих на суше, только человек способен произвольно контролировать свое дыхание — как водные млекопитающие. Ни у одного млекопитающего, живущего на суше, гортань не опущена так низко, как у нас. Эта черта полезна не только для говорения, но и позволяет забирать большое количество воздуха во время плавания.

Но и эти доводы не убедили научный мир. Потому что все доказательства эволюции человека, собранные в 70-80-х, поддерживали «теорию саванны». Окаменелости находили на сухих жарких открытых участках в Южной Африке и долине Рифт. Однако никто не задумался над тем, что нынешние саванны в прошлом могли быть чем-то другим.

Когда Тобайас проанализировал окаменевшую пыльцу, собранную с останков гоминида, насчитывавших 2,7 миллиона лет, оказалось, что она лесного происхождения. На других раскопках стоянок гоминидов в Южной Африке и Эфиопии также нашли растения и животных, характерных для древних лесов. Значит, эти территории тогда были покрыты густыми лесами.

И все эти стоянки находились близко к воде. Ведь представители нашего вида не могут долго обходиться без воды, поскольку теряют большое количество жидкости с потом и мочой. Такого в условиях саванны не может себе позволить ни одно существо.

Тобайас считает, что именно вода сыграла решающую роль в отделении человека от шимпанзе. 2 миллиона лет назад наши предки выбрали для жительства пляжи.

И вели образ жизни амфибий — и на суше, и в воде.

Ведь главное наше отличие — большой мозг — не мог появиться без участия водной среды.

Окаменевшие черепа наших предков показали, что первые три миллиона лет после того, как человек откололся от шимпанзе, его мозг был очень невелик. Но около 2 миллионов лет назад он начал расти. А за последние 200 тысяч лет сделал резкий скачок и увеличился еще на 50 процентов. Соотношение мозга и общей массы тела человека стало точно таким же, как у дельфина. У животных, живущих в саванне, наблюдается общая тенденция к большой массе тела и маленькому объему мозга. Носорог, например, весит тонну, а его мозг — всего 350 граммов.

Размер мозга определяет наличие в организме двух жирных кислот — докосагексеновой и арахидоновой. Первая отвечает за построение мембран нейронов и фоторецепторов, а вторая — за строительство стенок сосудов, без которых большой мозг не сможет работать. В организме они производятся в небольших количествах и очень медленно. Эти кислоты редко встречаются в диете млекопитающих, живущих в саванне. Единственное место, где они есть в изобилии, — в пищевой цепочке на берегах океанов, рек и озер. Именно морские питательные вещества способствуют росту мозга. Сегодня, если человек не получает с пищей этих двух кислот, его начинают преследовать заболевания коры головного мозга и сосудов.

Археологические находки показали, что человек питался дарами моря 200 тысяч лет назад, как раз в то время, когда человеческий мозг начал активно увеличиваться. И 100 тысяч лет назад, когда Homo erectus начал понемногу превращаться в Homo sapiens.

Закрыть

Шановні друзі!

Київський дельфінарій НЕМО не працює.
Приносимо свої вибачення за незручності.

З повагою, адміністрація.